Знакомимся с историческими зданиями ивано-франковска. дом ханы двойра вермут

На улице Шевченко, под номером 26 есть симпатичный одноэтажный особняк, зажатый между двумя массивными соседями. В 1822 году здесь стоял дом какой-то Стефании Сендзиковськои с конскрипцийним номером 141 2/4 Дробь указывал, что из четырех Станиславовской пригородов усадьба принадлежала ко второму — Лисецкий.
Позже недвижимость перешла к еврейской семьи Вермут. В середине XIX века глава семейства Янкл Вермут умер, осталась вдова Хана Двойра. Она имела небольшую пекарню, где работали двое слуг. Во дворе дома стоял деревянный флигель, который она сдавала квартиранту — кельнеру Яну Нитману.
28 сентября 1868, в два часа пополудни, слуги пекарни жарили на огороде Мармуляда, то есть повидло, которое должно было пойти на начинку для булочек. С левой стороны в дом госпожи Вермут примыкал дом Герша Лотрингера.
В глубине его дом была небольшая конюшни, где квартиранты держали корову. Вдруг она загорелась — несколько угольков из очага упали на крышу сарая. Сильный ветер раздул пламя, оно перекинулась на соседний дом, скоро в огне была вся улица Липовая, а за ней занялся центр города. Укротить пожар удалось только к вечеру. В пепел превратились 260 домов, то есть четверть всей городской застройки, убытки оценивали в миллион злотых.
Что случилось с владелицей пекарни? Ничего особенного. Огненный катаклизм она счастливо пережила, а дальнейшее следствие не смогло доказать ее причастность к возникновению пожара. Перепись 1870 под номером 141 2/4 зафиксировал новый дом, стоявший на месте сожженного. Правда, его хозяином считался Якуб Вермут — возможно, сын пекаркы. Но похоже, Хана Двойра пережила и его, потому что через 10 лет дом находился в ее непосредственной собственности.
В начале ХХ века в бумагах на недвижимость начинают фигурировать Рубин и Дебора Йонас. В Станиславе Йонас было два. Первый — доктор права, адвокат, вел уголовные дела и имел канцелярию на площади Рынок. Кроме того, возглавлял здешних сионистов, упорно боролся за права евреев, был членом «Общества экономической помощи бедной еврейской населения в Галичине». Впрочем, есть одна нестыковка. В «Курьере Станиславовской» по 1905 говорится о его помолвке с Марией Киндлеровною с Радовиць. А совладелицу дома на Липовой звали Дебора …
Второй Рубин Йонас — торговец, чья реклама цейлонского чая часто встречалась в местных газетах. Основным доказательством его причастности к этому дому есть объявления в «Курьере» от 12 марта 1911 года. Там говорится, что «Йонас Рубин и брат» открыли в Станиславе оптовую и розничную торговлю «свижайшим» бочковым и бутылочным пивом. Купить его можно было по адресу: улица Липовая, 26 — нынешняя Шевченко.
Вероятно, именно этот Рубин Йонас перед 1906 годом возвел особняк, который и дожил до наших дней. Он возведен в стиле классицистического модерна, центральная часть украшена небольшим двухколонным портиком, увенчивается треугольным фронтоном. Главный вход находился в тыльной части здания. Это выглядит несколько странно, если вспомнить, что в доме был торговое заведение. Хотя, оптовый пивной состав мог располагаться в какой-то хозяйственной постройке во дворе, что имела тот же адрес.
Особняк был рассчитан на две квартиры, которые господин Йонас сдавал. В 1910 году здесь проживали две семьи — аптекаря Рубеля (шесть человек) и резчика Ентис (семь). Сейчас дом используется как жилой.
Репортер: Иван Бондарев, Михаил Головатый
Фото Игоря Гудзя
Открытка из коллекции
Владимира Шулепина

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Оборудование для производства ЖБИ
Яндекс.Метрика