Игорь панчишин: нужно создать своеобразную медицинскую карточку на каждый дом-памятник в городе

Тем, кто интересуется современным искусством Ивано-Франковска не нужно отдельно представлять Игоря Панчишина, ведь он был одним из «отцов» биеннале «Импреза», которое проходило в нашем городе с 1989 по 1997 годы.
Кроме этого Панчишин известен, как художник и архитектор-реставратор, некоторое время возглавлял Отдел охраны культурного наследия Ивано-Франковска.
Что Игорь Панчишин может рассказать сам о себе?
В Станиславе родился, окончил здесь 11-ю школу. После школы учился во Львове на факультете архитектуры Львовского политехнического института (теперь - Университет Львовская политехника). После окончания работал в различных мелких учреждениях, получал практических знаний, а уже в 80-х поступил на работу в «Укрзападпроектреставрация». Были такие реставрационные мастерские в Ивано-Франковске - Львов создал тогда в нашем городе отделения.
Какова была цель создания реставрационных мастерских?
Создавались мастерские с перспективой, что в области очень много работы с памятниками архитектуры. Также речь шла о создании отдела деревянной архитектуры. Тогда к этому серьезно относились. Когда создали такую «факторию» от Львова в Ивано-Франковске, на нее положили очень много обязанностей. Это и средневековые замки, которые есть в области (их здесь пять штук), это и деревянная архитектура, которой очень много, это и город сам по себе - как отдельная тема. Вот, собственно тогда (в 1983 году) и начался процесс инвентаризации памятников. Было три волны такой инвентаризации. Одна из них была тотальная, которая завершилась созданием полнокровного альбома с анализом каждого сооружения, с короткими историческими данными, и тому подобное. Третья фаза была, когда удалось создать заказ для нашего отделения на обмеры и подготовку паспортизации исторических сооружений.
По всему городу?
Город был разбит по зонам. Так, по каждой из этих исторических зон было предусмотрено провести такую работу. Работа по зонам проводилась параллельно. Если взять площадь Рынок, то замеры проводились в летнее время, а уже зимой сидалося и викреслювалося. Так, как у археологов - сезонная работа.
В основном речь шла о центральной части города (улица Армянская, улица Тринитарская, улица Станиславская, площадь Рынок) и насквозь была тема реставрации целого квартала на улице Галицкой 9 - 29. Это известный квартал. Работа по нему продолжалась 15-17 лет. Это объясняется тем, что здания стояли года два пустотой, что, конечно, приводило к частичному, а то и полного разрушения. Поэтому со временем процесс реставрации превратился в процесс восстановления. Процесс был длительный, мучительный, к тому же, менялись заказчики. Так продолжалось пока не появился генеральный заказчик - строительное управление «Стальконструкция», который и заказал восстановление и реставрацию практически целого квартала. Тогда и пошла тотальная перестройка, но к тому времени мы уже все перемерили, исследовали и большинство старых материалов остались в базе. Поэтому, когда мы восстанавливали, то пытались восстановить все те элементы. При этом - тогда все учились, потому что, как выяснилось, не было строителей - не было людей, которые, скажем, могли бы кирпичом арку положить, не было каменщиков, которые могли что-то резать. Это был 87-93 года. Все делалось с нуля. Но сегодня в Ивано-Франковске - это единственный крупный комплексный проект, который завершился нормально.
Сколько осталось в квартале старых аутентичных домов?
Три. Все остальное новострой, но он сделан так, что полностью вписался в историческую часть города.
Это дела прошлые. Возвращаемся к настоящему и видим? Жители, проживающие в памятниках архитектуры, столкнулись с проблемой ремонта. Домам более ста лет, с ними нужно что-то делать. А некому. Власть перекладывает проблему на плечи жильцов, а жители, задавленные геноцидные тарифам, не имеют ни средств, ни умения, чтобы эти дома спасать. Где искать точки соприкосновения?
Есть государственная политика на охрану культурного наследия, есть специальные службы, является выстроена вертикаль этих служб, является закон об охране культурного наследия и все записано в законах, в подзаконных актах, в распоряжениях кабинета министров, в государственных строительных нормах. Кроме того, есть положение о охранные зоны, положение о создании исторических мест и так далее, и так далее ... Законодательный корпус проработанный достаточно хорошо.
Но люди об этом не знают ...
А люди и не должны знать все законы. Государство должно инструмент, которым она проводит свою политику. И вот здесь как раз самая большая проблема. Государство, во главе которой менялись разные лица, все время пыталась адаптировать все эти законы под себя. В результате различные кабинеты министров, различные управления культуры по-разному трактовали все эти законы. Соответственно, все было приватизировано - заводы-фабрики-пароходы-дома. Люди с радостью стали собственниками квартир, но никто от государства не предупредил, что есть памятники, которые надо хранить и на которые нужно заключать не только имущественные договоры, но и охранные договоры.
И что это такое тоже никто не знает?
А потому, что государство не пришла к людям и не сказала, что это нужно укладывать. А закон такой действующий и по сей день. Договорные отношения действуют во всем мире. И здесь так же они должны были действовать. Собственно, речь идет о сохранении памятников архитектуры. В этих договорах проговариваются все отношения и владельца, вся ответственность сторон. Владелец обязан следить, а государство обязано помочь владельцу, если он сам что-то не может. Договора такого не было, соответственно владелец не обращался к государству, не зная о такой возможности, государство не интересовалась и за 25 лет большинство исторического домового фонда пришла в упадок. Я уже не говорю о коммунальном хозяйстве, о дорожном, о различных режимах движения автотранспорта в исторических зонах, хотя все это оказывает негативное влияние на состояние исторических памятников.
Соответственно, теперь (когда все стало падать) люди бросились, а денег нет, ЖЭКов нету, тарифы геноцидные, государство ничего не дает, дом рушится. Что делать?
А государство уклоняется от ответа?
Я бы сказал иначе - вся эта каденция (от премьер-министра до сельского головы) должен отвечать за бездействие свои предшественников. Они теперь просто физически не могут повлиять на ситуацию. Но при этом они пытаются (как и те, кто был до них) проблему игнорировать. Пусть этим, мол, занимаются те, кто будет после нас. Если ко мне то все игнорировалось, разворовывалось, разрушалось, то чего на мне оно имеет остановиться?
Когда все ищут лидера в стране, ищут артикулированной позиции должно быть понимание, что должно быть ответственный сельский председатель, ответственный мэр и так далее, до самого верха. Но этого нет.
Чтобы ответственном гражданину на кого положиться и к кому обратиться?
Да. А тот, к кому обращаются, должен вести себя в соответствии с тех обязанностей, которые он на себя взял. Это вопросы нравственности и вопрос ответственности. С этого и складывается государство. Поэтому, когда мы говорим, что каждый из нас государство, то оно так и есть. Но кто из нас всех берет на себя большую ответственность и имеет соответственно себя вести.
Ну, это уже довольно абстрактные и высокие материи мы затронули. А именно что делать в случаях, когда дома рушатся, а всем это безразлично?
Честно скажу - я не знаю. В 2009 году я инициировал создание Отдела охраны культурного наследия. Ибо тот момент реставрационные потуги, которые контролировались из Львова и Киева, уже были фактически выметенные из Ивано-Франковска, потому что определенный архитектурный истеблишмент иначе видел хозяйствования и развалил всю систему реставрации и сохранения. В 2003 году государство немного проснулась и обязала все области бегом создавать что-то вроде отделов охраны памятников. Так получалось, что на всю область был один человек, которого наваливалась все и гора проблем. Этот человек имел создать подобные структуры уже в районах области. И на это посполитое движение мобилизовали библиотекарей, культурологов ... Словом, - людей далеких от архитектуры и особенно от достопримечательностей. Но пусть так - ведь процесс нужно было с чего-то начинать. В 2009 году горисполком создал отдел культурного наследия, хотя создавать такую муниципальную структуру государство не требовала. Я, имея определенный реставрационный опыт, взялся за это дело. Нас там было всего лишь два человека, но то такое ... За те шесть лет, что я возглавлял эту структуру, мы пытались вернуть всю эту систему в нормальное русло.
С чего решили начать?
С инвентаризации всего фонда. Следующим шагом должно быть создание возможностей для города заказывать работы по паспортизации. Создать своеобразную медицинскую карточку на каждый дом-памятник (их у нас 650, но 5-ть из них на полномочиях министерства культуры), чтобы знать все его проблемы. Далее должна была быть создан консультативный совет (и была создана), которая бы решала насущные вопросы реставрации и сохранения.
Кто имеет право заниматься вопросами реставрации?
Архитекторы четвертой и пятой категорий. Хотя, в принципе, реставрация - это не строительство и даже не архитектура. Это вещи антагонистические - потому архитектура строит, а реставрация сохраняет. Именно поэтому реставрация в подчинении министерства культуры, а не в каком Госстроем.
Охрана памятников заключается в сохранении подлинности, а для этого и нужна четвертая-пятая категории. Государственные строительные нормы говорят о том, что любая реставрация должна начинаться с научных исследований, чем никто не занимался долгие годы (кроме Киева и Львова). Реставрационная структура построена совершенно иначе, чем структура строительства. Скажем, архитектор, которого в свое время принимали на работу, только на пятом году мог кандитуваты на какую-то должность в реставрации и лишь на восьмом году мог стать архитектором-реставратором. Понятное дело, что сейчас все упростилось - сдаешь какие экзамены, как на водительские права и получаешь категорию. Хотя, фактически, в Ивано-Франковске нет практикующих архитекторов-реставраторов. Есть те трое-четверо, которые остались после реставрационных мастерских, но и они уже давно занимаются другим и даже не хотят возвращаться в эту сферу.
Поэтому, собственно, и была нужна была консультационный совет (в которую входили историки, искусствоведы и т.д.) чтобы указывать архитекторам направления работы. Это рутинная работа, которой в целом и не видно.
Но город разрушается. Что нужно, чтобы его спасти?
Нужно много проектных организаций, опытных архитекторов реставраторов, которые придерживались принципов и контролировались одним узлом (каким). Не хотите в городе - значит в столице, через научный совет при Министерстве культуры должен идти утверждения всех проектов. Дача - в Киев, дом - в Киев, подвал - в Киев. Так было прежде. В противном случае нужно создавать на месте структуру, которая была бы подконтрольна Министерству культуры, но имела на месте полномочия. А для этого нужно много архитекторов, которые должны этот опыт. И, плюс, заниматься реставрацией должна строительная организация, которая имеет сертификаты четвертой-пятой категории. Ибо одно дело класть кирпич и совсем другое - знать какую кирпич нужно класть, куда класть, как известь делается, как делается глина, как делаются замки.
Какие бы шаги ты посоветовал сделать жителям памятников, для того чтобы спасти от разрушения дома, в которых они живут?
В первую очередь жильцы дома должны договориться между собой, что делать. Во-вторых, в городе должна быть какая платформа куда жители консенсусу могли бы прийти. И чтобы там были адекватны, профессиональные люди, сертифицированы-лицензированные, ответственные и чтобы они имели перед кем отвечать. А для них должна быть консультативный совет (они же не могут все знать). То есть, должна быть целая сеть, каждый проект должен проходить согласование-согласования. Но такой платформы и нет. Мы думали, что для начала создадим отдел и это станет началом создания целой сети. Но пришла новая каденция и ликвидировала отдел. Сначала это выглядело так, что отдел должен быть при Департаменте архитектуры. Но для этого главный архитектор должен быть, как минимум, Корбюзье. Но даже если бы он был гениальным, он не имеет права решать реставрационных вопросов, потому что это за пределами его полномочий. Потому что есть врач до зубов, а есть врач в глаза.
То есть, ситуация выглядит довольно пессимистичной?
Достаточно пессимистичной. Потому что теперь, чтобы спасти дом, жителям нужно выполнять очень много задач. Но даже в этой ситуации главным должно быть выполнение закона. Власть, по крайней мере, должна найти для жителей компетентного архитектора-реставратора или посоветовать проектную фирму, которые, выполняя закон и соблюдая все нормы, сделали так, как надо. И находить средства. Отмечу, что к 2016 году таких денег не было, но благодаря децентрализации они появились. Теперь их только нужно разумно разложить в соответствующие корзины. Было бы желание.
А оно, такое желание?
Ивано-Франковск - город исторический. Так что на него распространяется соответствующее законодательство по сохранению. Создан историко-архитектурный опорный план, который является для города такой себе конституцией (как в городе можно вести, а как нельзя). Но этот опорный план не принимает власть. Никак не хочет принимать - ни его, ни генплан. Департамент архитектуры создан как вертикаль, чтобы монополизировать всю власть и деньги. Но это конфликт интересов, потому что не может законодательный орган и исполнительный орган быть в одном лице. И то такой беспросветной конфликт интересов.
Дальше - существует законодательство, которое требует сохранять наследие. Различными способами (расписано какими способами). В законе указано роль государства - она ведущая. Контролирующая. Владельцы (большие или малые) должны отвечать, а государство контролировать. Но поскольку у владельцев нет денег, то тогда те, кто взял на себя ответственность (власти города) должны придумывать схему, как это спасти. То есть, выбрать приоритеты бюджетирования (это о желании). Не делать, например, городов, а направить все силы и деньги на реставрацию. Или наоборот - это бросить-плюнуть, пусть оно рухнет и строить мост. Но, пока не будет выбрана приоритетом реставрация так и будет все рушиться.

Возможно, Вас заинтересует

Хранение цемента

 От длительного хранения цемента существенно снижается его качество и активность. Иногда потеря...

Туры в Дебрецен, Венгрия

Если для католиков всего мира Рим является средоточием всей духовной жизни, то для кальвинистов...

Туры в Лех, Австрия

Среди всех горнолыжных курортов Австрии город Лех занимает особое место: на этом старейшем...

Заработок в интернете за 1/100...

Речь идет об одном из многих способов срубить немалые деньги в интернете. И подобно биржи статей,...