Профессор адаменко: "целые кварталы ивано-франковская находятся в геопатогенных зонах"

Франковский профессор рассказал доселе неизвестную широкой общественности информацию о карте геопатогенных зон Ивано-Франковска. Она была разработана местными учеными и имеет огромное значение для здоровья жителей города.
Геопатогенные зоны - это участки на поверхности Земли, в жилых и общественных помещениях, долговременное нахождение в которых приводит к расстройству здоровья людей и тяжелым заболеваниям. С точки зрения экологии - геопатогенная зона представляет собой локальную аномалию.
Олег Адаменко - украинский ученый, профессор Ивано-Франковского национального технического университета нефти и газа, доктор геолого-минералогических наук, академик Академии экологических наук Украины. Внесен в список тысячи самых выдающихся учёных Американского биографического института. Вице-президент подкомиссии по археологии палеолита Международного союза по изучению четвертичного периода. Именно с этой выдающимся человеком « Версии » говорили об экологии, строительство и немного о политике.
Забудем на минуту, что вы академик и вспомним юноши Олега Адаменко. Что подтолкнуло вас к выбору профессии?
- Я родился на Черниговщине, на берегу Десны, село Воловица (тридцать километров Батурин - гетманская столица). Что меня потянуло на геологию? Первый такой толчок дала книга академика Ферсмана «Занимательная минералогия». От нашего села к железной дороге было семь километров. Когда мне было шесть лет мы с ребятами пошли первый раз смотреть на поезд. И там, между шпалами, я увидел щебенку гранита. Я там собрал свою первую коллекцию и именно тогда мне захотелось пойти в геологию. На самом деле, Черниговщина - это сплошные пески. Я, ребенком, бегал босиком ни разу не натыкаясь на острые камни. А здесь - железная дорога, камни ... На этом контрасте потянуло меня дальше. После седьмого класса я захотел пойти учиться в киевский геологоразведочный техникум. Но умные люди посоветовали мне закончить десять классов и затем поступать в университет. В результате, после окончания школы, я поступил в Ленинградский горный институт. У меня были выдающиеся преподаватели. Стоит вспомнить академика Обручева, того, что написал романы «Земля Санникова» и «Плутония». Он читал нам лекции на пятом курсе, когда ему было 96-ть лет. Практика была у нас - Кольский полуостров, Псковская область село Михайловское (Пушкинские места), затем Урал, потом Крым, Центральный Казахстан, Тянь-Шань. Словом, пока я учился в институте, я побывал практически во всех уголках бывшего Советского Союза.
А как с геолога вы стали экологом?
- Я работал под руководством академика Александра Яншина в Новосибирском Академгородке. По распределению я попал в сталинские - сейчас Новокузнецке (Кузбасс), но мне все время хотелось заниматься наукой. Я был младшим геологом, затем старшим геологом, затем начальником партии. А рядом всегда были ученые. И я у них все время крутился. И, наконец, Яншин приобщил меня к научной работе. Я стал одним из соавторов пятнадцатитомная труда «История развития рельефа Сибири и Дальнего Востока». Я был заместителем главного редактора и исполнителем четырех томов с пятнадцати. В 1974 году я переехал в Ивано-Франковск, а через четыре года (в 1978) меня выдвинули на Государственную премию за эту работу. Так я стал лауреатом Государственной премии СССР.
Что касается экологии, то, работая с такими большими ландшафтами, мы начали думать о том, что все это нужно сохранить. Поэтому, переехав в Прикарпатье, я уже начал работать в этом направлении, учитывая нефте- и газодобывающие месторождения в нашем регионе.
Впоследствии в этом направлении я работал в Молдове (тогда Академия наук Молдавской ССР), где захотели организовать лабораторию палеогеографии и природных ландшафтов и пригласили меня. Я был заведующим этой лаборатории и мне поручили заниматься республиканской программе охраны окружающей среды. Потом я занимался мелиорацией, работая с будущим президентом Молдовы Снегур, который тогда был министром сельского хозяйства. То есть, уже экологом, я стал там. В 1989 году я вернулся в Ивано-Франковск и организовал Карпатский инженерно-экологический центр. Впоследствии организовали в университете нефти и газа специальность - экология.
Вот об экологии и поговорим. Сейчас у нас кричащая проблема - вырубка лесов. Как это влияет на экологию?
- Карпаты были покрыты так называемыми пралесами - буково-пихтовыми. Начиная с послевоенных лет началась массовая вырубка - на Донбасс требовалось отправлять крепежные материалы для шахт. Буково-пихтовые леса вырубали и засаживали все елью, которая быстро растет. В результате, на Закарпатском склоне Карпат леса сохранились только в пределах Карпатского биосферного заповедника - небольшими пятнами. Остальные же территории (особенно наш склон) все вырублено, уничтожен и вряд ли подлежит восстановлению. Здесь растут сейчас еловые леса, но это не свойственно Карпатам. Как следствие, ветровалы приводят к тому, что поваленные сосны гниют, заводятся вредители, отнюдь не способствует экологии.
В конце концов, рассадника НЕ опережает вырубку. Особенно, если учесть, что дереву нужно минимум 50-ти лет, чтобы оно достигло репродуктивного возраста. Поэтому баланс явно не в пользу экологии.
Это одно. А второе - деревья играют водоохранную функцию. Паводки, наводнения - это все последствия вырубки лесов. Если склон покрыт лесом, то капли воды нужна неделя, чтобы дойти до реки. Если же деревьев нет, то эта капля доходит до реки в день.
Кроме вырубка лесов есть еще такая проблема, как добыча гравия. Как это влияет на экологию?
- песчано-гравийные смеси, необходимые для строительства, сейчас добывают из русел рек. Это нарушает гидрологический режим, экологии и т.п. Снижается уровень грунтовых вод, в колодцах пропадает вода ... На самом деле, народное хозяйство нельзя оставить без этой добычи, но для этого есть речные террасы. Это те уровни, которые могут подниматься над руслом реки даже на десять метров. Все эти террасы одинаковые - снизу песчано-гравийные смеси, сверху на несколько метров, суглинки. Именно там и нужно добывать гравий. Есть подсчитаны запасы, утвержденные официально, существуют расчеты добычи. Для этого нужно снять суглинок и черпать гравий. Тогда все будет хорошо - и для бизнесменов, и для природы.
А как происходит на самом деле?
- На самом деле происходит браконьерство. Гравий черпают из русел рек, что приводит, с одной стороны, к обмеления, а с другой - к непрогнозируемым паводков, которые сносят мосты.
Почему паводки сносят мосты?
- Потому что мосты висят на опорах, а не опираются на них. Вся проблема в том, что эти опоры не доходят до коренных пород. Под руслом реки 10-15 метров гравийно-песчаных отложений, и только потом коренные породы. То есть нужно строить опоры моста так, чтобы они получали коренных пород. Чтобы опора действительно была опорой. Или строить арочные мосты, как это принято в Европе.
Сейчас собираются строить новый мост в Пасечная. К вам кто-то по этому поводу обращался за консультацией?
- Нет, не обращались. У нас есть доцент Квятковский, который занимался вопросами мостостроения в Черновицкой области. Но, к сожалению, Франковская власть, таких консультаций не нуждается.
А вообще, городская или областная власть хотя бы когда-то с экологами сотрудничала?
- Когда председателем областного совета был Игорь Олейник, председателем ОГА был Николай Палийчук, а главой города был Зиновий Шкутяк, тогда власть интересовалась экологии. Нас приглашали, устраивали круглые столы, мы разрабатывали в соответствующих проектов документацию. Мы тогда создали экологическую карту области, экологическую карту города ...
По экологической карты города. Это правда, что сейчас многие дома строятся там, где не то что строить - жить лучше?
- Есть так называемые геопатогенные зоны, где из глубин земли идет через разломы негативное излучение, которое очень вредно для человеческого организма. Ученые, которые исследуют это явление рекомендуют людям, которые живут в таких домах, хотя бы раз в год, в месяц покидать помещение, чтобы восстановить организм. Мы создали карту Ивано-Франковска, где показаны дома и целые кварталы, которые находятся в этих геопатогенных зонах. При корректировке генплана города стоит использовать эти карты, так как это делают в цивилизованном мире. Кроме того у нас есть разработанные карты загрязнения атмосферного воздуха города Ивано-Франковска, загрязнение растительности, загрязнение земли, загрязнение поверхностных вод, загрязнения грунтовых вод и т.д. Все эти карты нужно использовать при планировании города. Но этого никто не делает. Если человек живет в неблагоприятных условиях, она и за квартиру должна меньше платить.
карта геопатогенной излучения. За 100% взят такую интенсивность энергетического потока постоянное пребывание в которой среднестатистического жителя города в течение года приводит к необходимости реабилитации его здоровья.
Есть желание в нашей местной власти уделять внимание экологии?
- Судя по публикациям, которые я читал, то такого желания не наблюдается. Взять бывшую заместительницу председателя областного совета Ольгу Галабала, которую уволили за то, что она нашла неправильное распределение экологических средств. У нас в области этих средств очень много. Потому что есть Бурштынская ТЭЦ, которая за свои выбросы платит много миллионов. Эти деньги идут в экологический фонд, как Галицкого района, так и области в целом. Ивано-Франковская область за счет этих средств могла бы осуществлять немало экологических мероприятий.
А можно как-то объяснить безразличие украинской власти (от президента до председателя сельсовета) по вопросам экологии?
- Если брать мировой уровень, то в 80-х годах прошлого века выдающиеся личности, которые объединились в «Римский клуб» выдали документ, который назывался «Пределы роста», в котором говорилось о том, насколько может расти хозяйство на Земле, чтобы не навредить экологии. Впоследствии, премьер-министр Норвегии Харлем Брунтланн возглавила комиссию ООН по окружающей среде. Периодически проводились встречи по этому поводу. Рио-де-Жанейро, Йоганесбург, Киев. Похоже, что на высшем уровне проблемы понимают. Спускаясь ниже - до уровня Тони Блэра, Ангелы Меркель, Альберта Гора - здесь мы тоже видим понимание проблемы. Но на уровне министров экологии Украины (которых за все время независимости поменялось около двадцати) такого понимания нет.
Чем это объяснить?
- Тем, что у нас министры назначаются по политическим квотам, а не как специалисты. Поэтому на выходе, в результате непрофессионализма тех, кто занимает министерские должности, мы и получаем то, что имеем.
А если перейти на уровень области и города?
- Есть экологическая комиссия, является Управление экологии и природных ресурсов является экологическая инспекция, есть соответствующее законодательство - все это должно работать. Наши же претензии к ним в том, что они не используют разработки ученых. Нет понимания ни на областном, ни на городском уровне. Депутат Верховной рады Александр Шевченко создал фонд "Новый Ивано-Франковск" одним из направлений работы которого является экология. Так никто из этого фонда с учеными даже не связывался. Что они там делают с экологией непонятно.
Одной из проблем Ивано-Франковская проблема городского озера. К вам хотя бы раз обращались по этому поводу?
- Лет 15-20 назад, когда озеро в последнее спускали, к нам обратились, чтобы мы провели экологическую экспертизу. Мы изучили те десять метров тонкослойных ила и обнаружили во многих слоях присутствие тяжелых металлов в больших количествах. Мы дали рекомендации, дно озера вычистили. А сейчас, я уже не знаю что и сказать. Полностью уничтожена система отстойников. Их засыпали мусором, обнесли заборами и планируют там что-то строить. Этого нельзя было делать. Нужно было оставить систему небольших прудов. Кто давал на это разрешение - непонятно. Ведь при любом строительстве есть такие документы - ДБМ (государственные строительные нормы) и ОВОС (оценка воздействия на окружающую среду). Мы имеем лицензию на изготовление таких документов, но городской совет к нам не обращаются.
А что вы скажете о строительстве мини-ГЭС на карпатских реках?
- Есть такое Миронюк из Волынской области, который затеял эти стройки. Он, кстати, обращался к нам. Кафедра делала ему ОВОС-и. Мы были против строительства в Дземброни. Сейчас там работы приостановлены. В Австрии, к слову, строят малые ГЭС, но там ОВОС для каждой ГЭС делают лет 20-ти, чтобы вычислить все негативные воздействия.
Как переломить сознание власти, чтобы они наконец поняли важность экологии?
- Должно быть экологическое воспитание с детского сада. Нужно воспитывать от ребенка к президенту, которым этот ребенок потенциально станет. Через полвека в Верховной Раде будет сто депутатов, администрация президента и Кабмин - это будет одно и то же, министры будут специалистами, а не политиками. Когда все так будет, то, соответственно, улучшится и окружающую среду.

Возможно, Вас заинтересует

Хранение цемента

 От длительного хранения цемента существенно снижается его качество и активность. Иногда потеря...

Туры в Дебрецен, Венгрия

Если для католиков всего мира Рим является средоточием всей духовной жизни, то для кальвинистов...

Туры в Лех, Австрия

Среди всех горнолыжных курортов Австрии город Лех занимает особое место: на этом старейшем...

Заработок в интернете за 1/100...

Речь идет об одном из многих способов срубить немалые деньги в интернете. И подобно биржи статей,...